Начните что-нибудь делать

Новости Политика

В Европе они не нужны, или скитания “Войны”

Соосновательница скандально известной арт-группы «Война» Наталья Сокол обратилась к уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой с просьбой эвакуировать ее в Россию из Берлина. После шести лет скитания по Европе Сокол и ее муж Олег Воротников оказались в отчаянной ситуации: Олег угодил в тюрьму, а сама Наталья беременна и с тремя маленькими детьми замерзает на улице.
Воротников пропал в Берлине после полицейской облавы и, по некоторым данным, содержится в тюрьме «Моабит». У Натальи на руках дети в возрасте от 2 до 8 лет, им приходится жить на захваченных лодках с брезентовым верхом в Руммельсбургском заливе.
При этом просить политического убежища в ЕС основателям «Войны» не позволяют убеждения. По этой же причине у них нет на руках практически никаких документов ни на себя, ни на детей, и все они вне закона.

«Арестован он, жив или нет, у меня никаких сведений. Пробовала загнать дачку в тюрьму Моабит — не приняли: значит его там нет? Обращалась к юристам — отказываются содействовать. А здешнюю прессу не пробить, это пропагандистский железобетон. Живу с тремя детьми на лодке с брезентовыми стенами, — чтобы не сидеть в пересыльной тюрьме, ожидая конвоя в швейцарский концлагерь, где людей держат по два года в кладовках под землей. Друзей или хоть каких-то вменяемых знакомых у меня в Берлине нет», — пишет Наталья Сокол в Facebook.

В аппарате Кузнецовой уже отреагировали на просьбу Сокол, вышли с ней на связь и направили запрос в Консульский отдел МИДа России, передает радиостанция «Говорит Москва». Как сообщили Наталье переговорщики, Анна Кузнецова планирует направить просьбу о помиловании президенту России.
Напомним, леворадикальная акционистская группа «Война» претендует на достижения в области концептуального протестного уличного искусства. Она была образована в 2007 году Олегом Воротниковым по прозвищу Вор, его женой Натальей Сокол по прозвищу Коза, Петром Верзиловым с непристойным прозвищем и Надеждой Толоконниковой — участницей панк-группы Pussy Riot.
Среди самых резонансных акций «Войны» — «Дворцовый переворот» с милицейским автомобилем, секс-перформанс в биологическом музее имени Тимирязева, акция с запрыгиванием на автомобиль ФСО, а также акция с изображением фаллоса на Литейном мосту Петербурга и другие. Особенно возмутила общественность выходка участницы группы «Война» Елены Костылевой в петербургском супермаркете «Находка», где она засунула себе в промежность мороженую курицу.
На Воротникова завели уголовное дело об оскорблении полицейских и применении насилия к представителям правоохранительных органов после того, как 31 марта 2011 года он облил мочой сотрудников полиции во время питерского «Марша несогласных». Кроме того, есть вопросы и по прошлым акциям. После этого Воротников и Сокол с детьми подались в бега в Европу. В России они оба числятся в розыске и заочно арестованы.
Однако в в Европе у необычной семьи довольно быстро начались неприятности в таких масштабах, что впору писать приключенческую драму. О некоторых которых из них «Ридус» рассказывал в этой публикации. Спонсоры из числа любителей современного искусства бросили Воротникова и Сокол с их малолетними детьми на произвол судьбы и они фактически превратились в бомжей: живут где попало, еду и одежду воруют в магазинах, кочуют из страны в страну, регулярно имея дела с полицией, миграционными службами и агрессивно настроенными аборигенами.

«Я дрался с фашистами в пражском метро, с правозащитниками в Базеле, с барыгами, фанатеющими от «NO TAV», в Венеции. Теперь я всегда ношу с собой молоток», — рассказывал журналистам Воротников.

Полицейские при проверке документов несколько раз били Наталью в лицо.

«Даже русский мент, он не стал бы вот так поступать с женщиной, у которой ребенок», — жаловалась она чешским СМИ.

Страницу Сокол в Facebook, где она рассказывает о своих злоключениях, иначе как шокирующей не назовешь.
Диссиденты и оппозиционеры из России не горят желанием помогать семье из-за того, что Воротников, побродяжничав по Европе, выступил с положительными отзывами о деятельности президента Владимира Путина, а также о воссоединении Крыма с Россией.
Из своих приключений акционист вынес твердое убеждение, что Европа «переживает эпидемию психоза, вызванного страхом за свой высокий уровень жизни».
В 2010 году, когда активистов арт-группы «Война» Олега Воротникова и Леонида Николаева задерживали после акции «Дворцовый переворот», в их защиту выступила группа российских интеллектуалов: музыкальный критик Артемий Троицкий, искусствовед Андрей Ерофеев, издатель Александр Иванов, журналист Андрей Лошак, совладелец книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов, художники Александр Косолапов и Олег Кулик.
Андрей Ерофеев заявил «Ридусу», что находится на даче и пока не видел обращения Натальи Сокол к российским властям, и потому не может дать комментарий. Андрей Лошак сказал, что у него на это «нет времени», Куприянов сообщил, что «совершенно не знает про эту ситуацию и не может ее комментировать», а Троицкий, Иванов, Косолапов и Кулик оказались недоступны для комментариев.

«Видимо, в Европе еще хуже получается жить вне системы, особенно с детьми. Поэтому, разочаровавшись вообще во всем, семья и просит помощи у Родины. Своя система в сравнении оказалась получше, видимо. Либералы, когда-то защищавшие «Войну» сейчас помалкивают. Зато «ватники» начали комментировать ситуацию с беременной Сокол и детьми. Призывают вернуть уже этих намыкавшихся анархистов в Россию и как-то помочь им. Пусть уж дома воруют, что ли», — делает вывод журналист Наталья Радулова.

«Асоциальное поведение провозглашенных «художниками» утырков поддерживается ЕС исключительно как «экспортная» колониальная практика. Это очевидная банальность — так же, как банальностью является и лицемерие европейских СМИ и «общественности», вскармливающих упомянутых утырков для ведения информвойны — и немедленно забывающих о них, стоит только марионеткам выйти за рамки предписанной роли», — считает научный сотрудник Института российской истории РАН Александр Дюков. По его мнению, у безответственных родителей давно пора изъять детей.

(По материалам издания “Рамблер”)