Начните что-нибудь делать

Градостроительство Записи сообщества Плакаты

Одноэтажная Россия: часть первая

Для начала я позволю себе процитировать русского национал-регионалиста и национал-демократа Сергея Корнева.

“Городок, в котором я родился, и до революции был вполне мещанским. Тон здесь задавали два десятка купцов-меценатов, занимавшихся производством и экспортом пеньки и украшавших город общественными зданиями, парками, храмами и богоугодными заведениями. Конопля-матушка и кормила, и поила, и одевала. Построенные купцами особняки, лабазы и фабричные здания, реквизированные большевиками, надолго обеспечили все потребности советской власти в государственных и общественных зданиях. Война обошла городок стороной (без уличных боев и бомбежек), поэтому до конца 60-х гг. советское каменное строительство в городе не велось. Городской центр сохранил лицо конца XIX века, благодаря чему в людях отчасти сохранился и дух той эпохи. Тем более что регион остался в стороне от советских миграционных потоков и населен в основном потомками местных жителей (горожан и переселенцев из ближних деревень). Это все-таки много значит, когда в городе у вас «русский стиль» вместо хрущевских коробок, когда школа расположена в здании гимназии, райисполком – в здании уездной управы, магазины – в здании торговых рядов, а старики, затягиваясь самосадом, рассказывают внукам, что до революции правопорядок в городе охранял единственный городовой, и «все было тихо».

Советская власть обошлась с архитектурными памятниками на удивление бережно, при активной поддержке местной интеллигенции. Настоящее разрушение дореволюционного наследия началось только в 90-е, когда интеллигенция была дезавуирована, а часть памятников по смешной цене была приватизирована непонятно откуда взявшимися «эффективными менеджерами». Некоторые здания были снесены, с другими обошлись еще хуже. «Еще хуже» – это когда с роскошного строения начала XIX сбивают весь внешний декор, внутри сносят все перегородки, закладывают окна кирпичом и превращают пустую коробку в склад ближайшего магазина.

Вы, может быть, подумали, что местные русские мещане встретили конец Советской власти радостными криками? Как бы не так: 90-е годы стали колоссальным ударом по русскому мещанству, в том его формате, который сложился в позднесоветский период. Экономическая база существования «среднего класса» в малых городах была подорвана, а кроме того, он был ограблен гайдаровской девальвацией. Апологеты гайдаровских реформ почему-то забывают добавить, что накопления «сгорели» не у советских «пролов-люмпенов-алкашей», живших от получки до получки, а именно у «домовитых хозяев», у «скопидомов», у мещан, которые, при нормальном сценарии входа в рыночную экономику, завели бы на эти деньги малые бизнесы, фермерские хозяйства и т.п. Но все это было убито на корню ельцинско-гайдаровским грабежом. По сути, это полный аналог большевистского «раскулачивания»: в очередной раз «крепких» русских хозяев пустили под нож. На тех, кто все-таки попытался прорваться, набросились сначала бандиты, потом чиновники. Последние мои знакомые фермеры разорились уже при Путине, а на их землях сегодня расположились огромные огороженные латифундии крупных агрохолдингов.

С этой темой переплетается еще один миф: советские деньги, якобы, были «ничем не обеспечены», поэтому Ельцин своими реформами отнял у людей не настоящие сбережения, а всего лишь «пустые фантики». Интересно, те, кто оценивал обеспеченность советских «деревянных» денег, они считали стоимость частного жилого фонда, который продавался и покупался на эти «фантики»? А это, еще раз напомню, половина жилья в стране. Если человек получил квартиру в большом городе, продал дом в райцентре и «положил на книжку» 30 тыс. рублей, это не значит, что эти деньги ему не терпится обменять на джинсы и колбасу. Скорее всего, он бережет их на что-то серьезное. Например, на покупку дома для собирающегося жениться сына и т.п. Вот такие «стратегические» деньги и были украдены у людей в период «шоковой терапии». В результате сыну пришлось жить с родителями, молодая семья распалась, детей так и не завели, – а вы еще спрашиваете о причинах резкого спада рождаемости в 90-е. В этом смысле Гайдар отнял накопления не у «стариков и пенсионеров», как обычно стараются представить СМИ, а пустил по миру целое поколение русской молодежи, значительная часть которой была обречена пойти в бандиты и проститутки…”

Это, разумеется, очень спорное мнение. Одноэтажная Росссия в СССР имела свои измерения, уникальные и неповторимые. Сравните хоть  сейчас одноэтажные окраины Саратова и Ростова, Лисичанска или Харькова, Екатеринбурга или Владивостока – вы увидите потрясающий разброс форм и видов частных домовладений. Но в целом Корнев прав: одноэтажная Россия сохранила крепкий дух русского среднего класса, мещанства, если вам угодно. И настоящим ударом для одноэтажной России стал не советский период, а именно эпоха “лихих девяностых”, когда всё тут же стало объектом купли/продажи.

То измерение “одноэтажного рая”, которое было сформировано в спокойную эпоху “застоя”, утрачено. Такова суровая правда жизни: невидимая рука рынка у нас эффективна в разрушении, но никак не в созидании.

Но сегодня вопрос стоит в другой отрасли, чем банальный плач о том, что мы потеряли. То, что нам нужно – вот та отрасль, в  которой следует размышлять. С национальной точки зрения, “одноэтажный рай” – это решение несколько вопросов, очень важных в наше время.

Во-первых, это решение вопроса урбанизации. Панельный рай многим надоело, в коммунальном плане содержать его с каждым годом всё труднее, ремонтировать – тем паче, так что вопрос о “возвращении к земле” становится всё актуальнее и актуальнее.

Возрождение одноэтажной России несёт для нас – то есть русских в целом – определенный набор дивидендов. Их стоит перечислить на пальцах:

  • Возрождение русской этнокультурной среды.

Это кому-то покажется смешным, но наличные резники и деревянное зодчество очень важно именно в плане “национального мифа”. Да, мы все солидные господа в европейских костюмах, но если не можем обосновать право на родную землю – нас с неё прогонят, и хорошо, если просто прогонят, а не переселят, скажем, на два метра ниже. И тут без родной культуры, пусть и виде порицаемой “коссоворотки” не обойтись.

  • Этносоциальный фактор.

Вопли о вымирании русских с каждым днем всё громче и громче, но среди вопящих только единицы удосуживаются задуматься – а почему так, почему мы вымираем на своей земле? Одной из причин разрушения русской семьи является жилищный кризис, когда на ипотеку можно взять лишь “унитаз с кроватью” в многоэтажном человейнике. Свой же дом, пусть и очень скромный, стимулирует рождаемость, да и в целом, своё хозяйство “требует рук” – и это очень важно.

  • Продовольственный фактор

Хваленое “импортозамещение”, столь распиаренное властными каналами, имеет большой недостаток. Можно сказать, ключевой – его просто нет. И всё хваленое о “высоких технологиях” и “новой зелёной революции” упирается в старичков, выращивающих картошку и стоящих по половине суток в известной народной позе. И понятно, что без какой-то внятной стратегии так и останутся, собственно, “безликие агрохолдинги” и всяческого рода “Мираторги”.

  • Разгрузка мегаполисов

Жизнь в крупном городе и так с каждым годом становится всё труднее – инфраструктура, коммунальное хозяйство и цены на жилье не радуют. Сейчас уже набирает популярность поиски “домика в деревне” – тем более, что этих домиков с каждым годом и так становится всё больше. Но этот процесс не организован, более того,  фермерское хозяйство сегодня не слишком рентабельно само по себе.

Но это “понятные проблемы”. Кто выезжал за МКАД или за пределы любого крупного города – тот поймет. Дорог нет, работы нет, из всей цивилизации – автолавка, скромное электрическое освещение (если провода не сняли),  телевизор, и из всего богатство современного выбора – лишь Первый Канал и Киселёв на нём. Такая вот “стабильность”.

Но зададут логичный вопрос  – а кому сегодня нужна эта самая одноэтажная Россия? Ведь мы стремимся в светлое (на самом деле нет) киберпанковое будущее, и кому там уже понадобится вся эта скука. Но… вот незадача, фермерское хозяйство сегодня по всему миру, а в ЕС даже существует единая сельскохозяйственная политика. Но кроме “хлеба и мяса на столе” существует и второе – более важное. В одноэтажном мире легче выстраиваются коммьюнити, в таком мире живут старые ценности и старые устои, и он, этот одноэтажный мир, приятнее и понятнее мира бетонных “человейников”.

Так что без “земли” – пусть сегодня это и абстрактный термин – нам идти некуда. И это, по-сути, почвенная идея сегодня лежит бесхозной…

Продолжение следует

 

 

 

👈Предыдущий пост
Следующий пост👉
  • fandorenko

    Наличные резники = резные наличники?