Новости Политика

Марианна в желтом плаще

Вот, догорают баррикады на улицах Парижа, протестующие расходятся по домам, и настало время подводить итоги.

Протест, начавшийся как справедливое возмущение среднего класса и “маленького француза”, в конце-концов превратился в мрачный политический карнавал, в котором всё пытались подмять под себя левые. Печально, но факт: если в начале “желтые жилеты” представляли собой реальный народный протест, в котором не последнюю роль играли правые силы – от “Национального Фронта” до ветеранов из “Аксьон Франсез” и дерзких идентаристов – то теперь свою повестку навязывают социалисты Меланшона.

С чего всё началось? Причина заключена в дизельном топливе (та самая “соляра”, на которой и в России много чего держится). Французы вышли в авангарде экологической безопасности Европы, отказавшись по-большей части от бензина, и перевели свой транспорт на более безопасный дизель. Средний французский класс попал в ту же ловушку, что в свое время и американский – дешёвое топливо открыло возможности для создания пригородных районов. Свой домик с гаражом, одна-две машины на семью, жизнь в стиле “отвез детей в школу в один район, сам уехал на работу в другой район”.

Всё изменилось с приходом к власти Эммануэля Макрона. Будучи проводником идей Европейского Союза (читай, Брюсселя), Макрон вызвал одинаковую ненависть как со стороны правых, так и со стороны левых. Как-никак, победа была вырвана у обеих фракций, и причин любить приличного еврочеловека  у французов нет.

И тут началось повышение цен на дизельное топливо. Вызвано оно было той самой “заботой об экологии”, и машины французов буквально на глазах превращались в золотые слитки. Следом за средним классом пострадали все, кто хоть как-то зависим от транспорта и топлива: фермеры, малый бизнес, средний бизнес, рабочие крупных французских городов и глубинки. ЮТуб заполонили обращения разозленных французов, требовавших от Макрона остановить рост цен на топливо.

Здесь стоит заметить, что в течении последнего десятилетия протесты французов хоть и были бурными, но не приводили к значимым результатам. Если правым не удалось остановить рост миграции, то левым точно так же не удалось остановить пенсионную реформу. Всё это дало гремучую смесь – при том, что протестовать французы умеют и любят.

До поры, до времени недовольство просто тлело. Записывались обращения, собирались петиции. Макрона, как и остальных представителей власти Пятой Республики, это народное творчество не волновало.

Но в начале ноября о нескольких роликах написали в респектабельных парижских изданиях, ориентированных именно на средний класс. И началось старое-доброе веселье, но с новым колоритом: перекрытие дорог, выход из-под контроля Парижа заморских территорий, блокирование АЗС и прочего, и прочего, и прочего. Итоги трёх волн протеста таковы:
Более 30 000 участников (8000 в Париже)
Более 700 человек задержано
Ряд трасс и дорог перекрыт “желтыми жилетами” Более 30 человек ранено
Основной лозунг: “Макрон –  в отставку!”

Этот лозунг стал основным после того, как премьер-министр Эдуард Филипп объявил мораторий на увеличение топливных налогов. Средний класс, выражая интересы французов, больше не хочет видеть в президентском кресле человека, навязанного “сверху” Евросоюза – и это, что не говори, справедливо.

Однако, “желтые жилеты” по-своему слабы. Это движение не имеет лидеров, кроме ряда “координаторов”, оно не поддерживается традиционными партиями, и внятных источников финансирования кроме “общего котла” у “жилетов” нет. Получается специфическая ситуация: в центре идет возмущенная толпа французов, а по бокам отчаянно мечутся лидеры старых политических сил. Меланшон сколько угодно может рассуждать о “социалистах, которых больше,чем националистов” – пока протесты двигались из регионов в Париж, никакими левыми в нём и не пахло.

Однако, что требуют жилеты кроме отставки Макрона и сокращения налогов на дизельное топливо? Много чего. От левых взята идея повышения средней заработной платы и снижения пенсионного возраста, налогов на сверхдоходы и наследство выше определенной стоимости, расширения государственного сектора. От правых взята идея снижения налогов на малый и средний бизнес, усиление жандармерии и служб безопасности, одним словом, “крепкая рука” во все поля. Такой винегрет идей объясняется просто – кроме злых горожан к протестам присоединились самые разные слои населения, от нищих и мигрантов до полицейских и чиновников (последние старались выходить на улицу в законные выходные, не афишируя своего присутствия). Требования четвертой волны протестов таковы:

– минимальные зарплаты от 1300 евро
– пенсии от 1200 евро
– снижение пенсионного возраста до 55-60 лет
– ограничение миграции беженцев
– зарплаты депутатам не выше среднемесячной по стране
– повышение налога на богатых.

Мы видим рождение нового вида популизма – децентрализованного, поднявшегося над левыми и правыми идеями, но не имеющего никаких перспектив, кроме бунта. Да, жилеты могут бунтовать, могут жечь машины, требовать отставки Макрона, но у них нет никакой внятной общей программы (хотя бы минимальной), и нет лидеров. Есть злость, обида, раздражение, гильотина на улице – но на этом далеко не увидишь. Но Макрон намерен стоять до конца:  к началу четвертой волны протестов на улицы выведено почти 90 тысяч полицейских и военнослужащих, в ряде префектур запрещена продажа определенного ряда “горючих” товаров. Власть Пятой Республики не собирается сдаваться.

И это значит, что продолжение следует…