Начните что-нибудь делать

Новости Политика

Иранская ядерная сделка: крах надежд

В 2015 году сделка по иранской ядерной программе подавалась как крупнейшая победа международной дипломатии. Сделка между Ираном и рядом тяжеловесов мировой политики — США, Францией, Великобританией, Германией, Китаем и Россией — заключалась в том, что Иран выполнит требования об отказе от военной ядерной программы в обмен на поэтапное снятие наложенных на него ранее санкций.
И хотя сам факт заключения сделки вызвал воодушевление с обеих сторон, уже тогда было замечено, что сделка носит неравноценный характер, в силу чего в будущем может быть использована для политического шантажа и давления. Не прошло и двух лет, как со стороны США были озвучены ожидаемые угрозы в адрес Ирана.
Иранская ядерная программа имеет довольно длительную историю. И так же давно она сильно нервирует страны, рассматривающие Иран как потенциального военного противника. Особенно неравнодушны к Ирану Израиль, ближневосточные монархии и США.
Однако сам Иран всегда настаивал, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер и подразумевает разработки в энергетической, медицинской, научной и т. п. сферах.
Между тем, в мире двойных стандартов не всем джентльменам принято верить на слово. И не всем позволено делать то, что позволено избранным. Поэтому, несмотря на заверения в мирных целях разработок и отсутствии внятных доказательств обратного, Иран долгое время подвергался международному давлению. Против него применялись самые разнообразные меры принуждения, от убийств и похищений иранских учёных-ядерщиков до угрозы вторжения и удушающих торгово-экономических санкций, которые обычно становятся первой фазой подготовки к войне. Последние и стали предметом торга на состоявшейся в 2015 году сделке.
Сделка была в некотором роде компромиссной, но неравноценной. Компромисс проявился в том, что Ирану позволили ограничиться передачей основной массы уже обогащённого ядерного материала за границу, отказом от обогащения урана и допуском на ядерные объекты инспекторов МАГАТЭ, при этом Иран добился сохранения всех ядерных объектов для использования их в мирных целях и ограничения срока пребывания контрольной миссии МАГАТЭ. Ранее же принципиальные противники Ирана, в первую очередь США, требовали безоговорочного прекращения всех ядерных программ и разработок.
Неравноценный характер сделки заключался в том, что уступки Ирана связаны с конкретными действиями, последствия которых после выполнения сложно или невозможно отменить. К примеру, передача обогащённого урана, наработанного за много лет в ходе ресурсоёмкого процесса. Запад же всего лишь обязуется поэтапно снять с Ирана различные наложенные на него ограничения, которые в случае необходимости ему ничего не стоит вернуть.
На первый взгляд, решение американского президента не лишено оснований и логики. Вполне возможно построить убедительную аргументацию в поддержку того тезиса, что ядерная сделка с Ираном – так называемый Совместный всеобъемлющий план действий – далека от совершенства. Этот документ был подписан между Ираном и шестью государствами – США, Великобританией, Францией, Россией, Китаем и Германией; одобрен Советом безопасности ООН и предусматривал ограничение иранской ядерной программы до уровня, на котором ядерное оружие будет недоступным, в обмен на снятие международных санкций и возврат Ирана в глобальную экономику. Дух документа отражал мировоззрение администрации президента Обамы, а также общее желание пяти постоянных членов СБ ООН и Германии наконец-то снять иранскую проблему с повестки дня, где она находилась до этого как минимум двенадцать лет. В 2015 году в мире хватало других проблем, и обмен по принципу “ядерные военные возможности на снятие санкций” казался хорошей идеей. Иран вывел из строя 70% своих ядерных центрифуг, вывез почти весь обогащенный уран со своей территории и открыл доступ ко всем своим объектам для МАГАТЭ.
Если бы США остались в сделке, то мир бы точно узнали, что она была плохой, если бы через несколько лет передумавший и разбогатевший Иран вдруг обзавелся ядерным оружием, а заодно и средствами его доставки. Если сейчас Тегеран вернется к военным разработкам и завершит их, несмотря на американские санкции, мы сможем сказать, что плохим было решение Трампа. В любом случае, у нас нет надежного способа гарантировать прочность безъядерных намерений “пороговых государств”: и это важный урок для Северной Кореи и всех тех, кто всерьез ожидает ее отказа от ядерного потенциала.
Последствия срыва сделки уже ощутимы: Израиль тут же привел в состояние полной боевой готовности свои вооруженные силы, и нанес ракетно-бомбовые удары по иранским объектам на территории Сирии.

Как стало известно в четверг, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф договорился со своими коллегами из Франции и Великобритании провести встречи по “ядерной сделке”.

Иран сейчас ожидает гарантий соблюдения прежних условий “ядерной сделки” со стороны европейцев — отсутствие санкций в ответ на доступ специалистов МАГАТЭ на объекты в стране и вывоз части обогащенного урана.

Обсудят проблему также главы МИД России и ФРГ Сергей Лавров и Хайко Маас на встрече в четверг, ведь Россия и Германия — одни из “подписантов” соглашения с Ираном и те страны, которые заявляли о необходимости сохранять сделку.

На фоне новостей о выходе США из ядерной сделки и возможном возвращении санкций против официального Тегерана продолжила увеличиваться в стоимости нефть.

Так, утром в четверг стоимость барреля марки Brent выросла до 77,78 доллара — это максимальное значение за последние три с половиной года. Растет и стоимость нефти марки WTI — вплоть до 71,69 барреля.

Как ожидают эксперты, введение США новых санкций против Ирана может привести к сокращению запасов нефти в мире, а, соответственно, и росту цен на “черное золото”.

Эксперт по Ирану при Атлантическом совете Барбара Славин дает негативные прогнозы последствиям выхода США из ядерной сделки.”Ближний Восток, однозначно, станет еще более опасным. Россия должна будет усердно работать для предотвращения войны между Ираном и Израилем в Сирии”, — приводит РИА Новости слова Славин.

Для всех участников сделки, уверена эксперт, очень важно придерживаться ее и выступить против вторичных санкций США — у них, по мнению аналитика, “сомнительная международная легитимность”. Например, компании, сотрудничающие с Ираном, будут также подпадать под американские санкции, в том числе такие гиганты, как Airbus и Volkswagen.По мнению американского эксперта, “решение Трампа увеличит напряженность с ЕС и поставит под угрозу будущее сотрудничество по Ирану и другим вопросам”.