Начните что-нибудь делать

Новости Политика

Есть ли жизнь без гастарбайтеров?

Агентство ТАСС опубликовало прелюбопытнейшее интервью с генерал-майором полиции Ольгой Кирилловой, возглавляющей миграционное ведомство федерального МВД, которое разобрал “Царьград националистический”. Ничего нового и хорошего не ожидается, а число мигрантов разве что растёт.

С экономической и социальной точки зрения проблема миграции, может быть, самая главная для России. У нашей страны потрясающее положительное сальдо внешней торговли, но не менее впечатляющее отрицательное – по миграционному балансу. В среднем мы получаем специалистов заметно более низкого уровня и людей более низкой культуры, нежели теряем.

Это утверждение может показаться излишне категоричным. Ведь формально, по цифрам, к нам приезжает больше, чем уезжает (по официальным итогам 2017 года – 377 155 уехали, 589 033 прибыли. Более того, подавляющее большинство уехавших – граждане иных стран, временно находившиеся в России: 1300 марокканцев, 6800 северных корейцев, почему-то 666 сирийцев и так далее.

Официально, снимаясь с миграционного учета, из России в последние годы уезжает 50-60 тысяч наших граждан в год; без соблюдения этих процедур по разным оценкам эмигрируют в 2-4 раза больше (как-то легализуют свой отъезд в основном те, кто уже начинает процедуру получения зарубежного вида на жительство или гражданства, остальные «стелят соломку»). Формально в их числе не так много обладателей высшего образования (порядка трети), но остальные – как правило, члены семей специалистов.

Но даже те, кто думает, что уезжают из России только проворовавшиеся банкиры, безумные фрики, профессиональные оппозиционеры и представители секс-меньшинств, не обольщаются относительно иммигрантов – тихих незаметных людей, занимающих рабочие места, которые неинтересны местным.

В реальности же Россию тихо, без протестов и деклараций покидает множество специалистов весьма высокого уровня. Большинство просто ради более высоких западных зарплат, некоторые в поисках теплого климата (в Индии и Индокитае полна коробушка русских фрилансеров), кто-то в надежде на полную профессиональную реализацию (см. Новоселов, Гейм). Приезжают – иные.

Десять тезисов и один провал

Основное содержание интервью – удовлетворение от очередной реформы миграционной системы. От СССР мы унаследовали паспортные столы и ОВИРы (отделы виз и регистраций), то есть миграция была в ведомстве МВД. Потом появилась отдельная ФМС (Федеральная миграционная служба). Теперь миграция возвращается «домой»: наследие ФМС растворяет в себе возглавляемое Ольгой Кирилловой ГУВМ (Главное управление по вопросам миграции). Каждый раз – передел собственности и кадров между ведомствами, солидные бюджетные траты, новое руководство.

Конечно, не дело главы ГУВМ, симпатичной женщины, прожившей большую часть жизни на Сахалине, рассуждать о том, почему из России уезжают доценты, а приезжают в нее дворники. Но все же от интервью с человеком, занимающим такой пост, ждешь хоть какого-то обозначения существующих проблем.

Но проблем нет. Есть только успехи. Вот десять основных тезисов интервью:

• Ради перехода функций ФМС в МВД переработано более 300 нормативных правовых актов. (Сколько людей удалось занять делом!)
• Существует «высокая удовлетворенность граждан госуслугами в сфере миграции». (Удобно получать загранпаспорта стало при ФМС)
• Дактилоскопической экспертизы для всех въезжающих иностранцев в обозримом будущем не будет. (А для нас при въезде на Запад – по-прежнему будет)
• МВД России подготовило законопроект об упрощении порядка получения гражданства РФ для соотечественников. (Старая песня о главном; нативные носители русского языка давно должны получать гражданство автоматически, если не совершали правонарушений)
• Миграционный кодекс будет подготовлен не ранее 2025 года. (Куда торопиться? Надо еще тысячу правовых актов переработать)
• В первом полугодии 2018 года в Россию въехало более 9 млн иностранцев – на 0,7 млн меньше, чем в прошлом году. (Несмотря на футбольный чемпионат мира)
• С начала 2018 года иностранцам выдано 960,6 тыс. бланков патентов, дающих право работать в России – на 6% больше, чем годом ранее. (Туристов все меньше, гастарбайтеров все больше)
• За тот же период выявлено 393 тысячи административных правонарушений в сфере миграции. (Выгоднее выявлять нарушения, чем бороться с их причинами)
• Россия занимает четвертое место в мире по количеству въезжающих в страну мигрантов. (Хотелось бы бороться за лидерство в других сферах)
• Зафиксирован почти четырехкратный рост количества человек, получивших гражданство как носители русского языка. (Первая и единственная хорошая новость)

Скучно? Да, пожалуй. Информационные агентства – не классические СМИ, они должны – и стараются – быть беспристрастными, сообщать о событиях и транслировать разные точки зрения. А действующие высокопоставленные сотрудники МВД не склонны к сенсационным откровениям, в противном случае они быстро перестают быть действующими или по крайней мере высокопоставленными.

Но в ТАСС работают живые люди, и нет сомнений, что концовку интервью, вопрос «три в одном» и ответ «два в одном» они оставили в непричесанном виде сознательно.

Приведем их основное содержание:

«– Сколько человек в этом году получили российское гражданство? Кто они, из каких стран? Сколько из них высококвалифицированных специалистов?
– В первом полугодии текущего года в российское гражданство принято около 126,5 тыс. человек, в прошлом году эта цифра составила 125,2 тыс. человек. В основном гражданство получили выходцы из бывших союзных республик — это Украина, Казахстан, Узбекистан».

Та ситуация, когда умолчание подобно крику. О числе высококвалифицированных специалистов Кириллова не сказала ни-че-го. А мы напомним, что по программе, упрощающей получение гражданства для специалистов, проработавших на территории России не менее трех лет, за все время действия этой нормы гражданами России стали 24 человека (данные на июль 2018 года).

Как премьер таджиков ущемил

В 2014 году премьер-министр Дмитрий Медведев отреагировал на беспрестанную критику потворства миграции тем, что запретил гражданам Таджикистана (и ряда других стран экс-СССР) въезжать в Россию не иначе как по заграничным паспортам. Во всей яркой карьере Дмитрия Анатольевича трудно найти второй пример столь беспредельного цинизма.

Сообщая эту радостную новость гражданам России, улыбающиеся дамы с центральных телеканалов забыли рассказать, что практически во всем мире, включая Таджикистан, у человека – только один паспорт. Одновременно и внутренний, и международный. А многие страны вообще обходятся без внутреннего паспорта, заменяя его карточкой социального страхования или другим нехитрым документом.

Унизительная процедура получения второго паспорта на пространстве бывшего СССР сохраняется только в России и на Украине, причем Украина сейчас отказывается от внутренних паспортов в их классической форме.

Таким образом, с подписанием Медведевым сурового документа для таджиков не изменилось вообще ничего: это была акция, направленная исключительно на дезинформацию своих соотечественников.

Если правительство так подставляет собственную репутацию, значит ему это очень нужно. Может быть, 146 миллионов жителей России просто не могут обойтись без низкоквалифицированной миграции?

В США до сих пор черную работу делают главным образом чернокожие и мексиканцы, в Западной Европе – арабы, турки и те же чернокожие, чем мы хуже?

Есть ли жизнь без азиатов?

Хотелось бы думать, что мы не хуже, а лучше. Даже международное разделение труда – весьма сомнительная вещь, позволяющая легко давить на неугодные страны, а уж внутри одной страны присваивать национальностям «трудовую специальность» – дело крайне сомнительное этически.

Но предположим, нет таджиков в России. Совсем нет. Они строят прекрасное будущее в солнечном Таджикистане и думать не хотят о холодной северной стране. И узбеки строят в Узбекистане, и киргизы в Киргизии, и даже молдаване в обеих Молдавских республиках выращивают виноград, пьют вино, танцуют и никуда не стремятся.

Дворы зарастут грязью? Мусорные контейнеры не будут вывозиться неделями? Лестничные клетки превратятся в зловонные клоаки? Строительство остановится? Плитка останется непереложенной?

Максимум на месяц-другой.

Знаете, что изменится? Соотношение зарплат. Рука рынка – отнюдь не невидимая, и если никто не хочет работать дворником за 10 тысяч (в райцентре), придется искать ресурсы и изыскивать на 15 тысяч (для Москвы это будет примерно 35 и 50 тысяч).

На чем-то другом, включая премии руководства, придется сэкономить, но это лучше, чем потерять место за доведение района или города до уровня помойки. Дворник и разнорабочий на какое-то время станут ценнее, например, маркетолога и журналиста, и ничего плохого в этом нет.

Разумеется, при этом необходимо – а вообще говоря, давно пора – прекратить бесконечную рекламу красивой жизни по телевидению и вспомнить один из немногих хороших советских принципов: уважение к всякому труду. Работать кем бы то ни было – не зазорно. Зазорно не работать, когда работа есть.

А работать нам, напомним, придется на пять лет дольше, чем мы еще недавно планировали.

Вот те же таджики, кстати, живут себе на родине практически без россиян – и неплохо себя чувствуют. В 1989 году в Таджикистане было около 400 тысяч русских, сейчас менее 35 тысяч, в основном старики. Наших оттуда выгнали, выдавили, отжали жилье за бесценок, кого-то и убили в сложном процессе постижения национального самосознания. Причем это дела не только «проклятых 1990-х»: за благополучные нулевые, овеянные нежной дружбой двух стран, число русских в Таджикистане уменьшилось вдвое.

Но об этом не рекомендуется говорить в российских СМИ. Более того, многие вообще считают, что национальная проблема сильно преувеличена. Действительно, жалоб на поведение среднеазиатов не слишком много – куда меньше, чем на широкие нравы выходцев из Закавказья или уроженцев российского Северного Кавказа, переехавших в традиционно русские регионы.